Меню

Валиуллин ринат где валяются поцелуи скачать бесплатно txt



Где валяются поцелуи. Париж

Скачать книгу

О книге «Где валяются поцелуи. Париж»

Красота, чувственность, эмоциональность и сложность – всё это можно сказать о женской душе. Её непросто понять, непросто создать что-то, что сможет глубоко проникнуть в неё. Ринат Валиуллин знает, как это сделать. Его роман «Где валяются поцелуи. Париж» оказывается близок многим женщинам. То, как он написан, вызывает трепет, и эти строчки хочет перечитывать и разбирать на цитаты.

Катя, она же Фортуна, – женщина, в прошлом которой есть много неприятных моментов. Были разные мужчины, много страданий, и неизвестно, сколько тайн в её душе. Она просит мужчину подвезти её до Парижа, а потом они много говорят о жизни… Истории переплетаются одна с другой, не всегда понятно, в какое время они происходят. Разные люди, которые неожиданно оказываются связанными друг с другом. Их судьбы пересекаются в одном городе, как будто сам Париж позвал их сюда, чтобы они могли залечить свои душевные раны.

Повествование лёгкое, метафоричное, для всего происходящего писатель умеет подобрать красивые слова. Много правды и переживаний, которые таятся в сердце женщины. Город и люди то прекрасные и эротичные, то слишком простые или вульгарные. Сочетание смешного и трагического, что только отчётливее показывает жизнь. Эту книгу нужно читать в особом настроении – тогда, когда хочется чего-то красивого, образного и согревающего душу; тогда, когда важна не только составляющая, но и подача, общая атмосфера.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Где валяются поцелуи. Париж» Валиуллин Ринат Рифович бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Источник

Где валяются поцелуи

Скачать книгу

О книге «Где валяются поцелуи»

Ринат Валиуллин – писатель, имеющий необычный слог. В его произведениях всегда можно проследить особую игру слов. Одной из книг, в которой читать каждое предложение – это наслаждение, является «Где валяются поцелуи». Роман пестрит афоризмами, читать книгу нужно медленно и вдумчиво, чтобы прочувствовать каждое слово, каждый подтекст, каждый тон эмоций и чувств.

Автору великолепно удалось изобразить женскую душу с её тайнами и тёмными закоулками. Очень сложно понять, чего же хочет женщина, что происходит у неё внутри? Почему женщины думают одно, говорят другое, а делают третье? Как понять их, да и понимают ли они себя сами? Что для них значит любовь, какой они её представляют?

Главные герои романа – мужчина и женщина. Их знакомство происходит весьма странно: она грабит его на улице, а он вполне спокойно отдаёт все деньги. Грабительницу зовут Фортуна, она удивляется, почему мужчина не хочет бороться за свои деньги и спрашивает его об этом. Павел отвечает, что ему просто скучно. И уж точно Фортуна не ожидала, что он пригласит её погреться и выпить чаю. Где это видано, чтобы жертва угощала грабителя клубничным вареньем?

Познакомившись с героями поближе, можно увидеть, что Фортуна кажется острой на язык, немного грубоватой женщиной. На самом же деле ей очень не хватает любви. Но она привыкла быть сильной, она хочет показать, что справится без мужчин. Однако, даже самая независимая и сильная женщина нуждается в любви и ласке, как бы ни пыталась это отрицать. У Фортуны тяжёлый характер, и Павел мог бы оттолкнуть её от себя. Но возможно, ему это общение нужно не меньше. Вдруг она его удача, Фортуна?

В романе «Где валяются поцелуи» хорошо раскрыта тема отношений мужчины и женщины. Вполне обыденные вещи изображены как что-то особенное, поэтичное. Читателю предстоит погрузиться в мир героев с их проблемами, ссорами и примирениями. Ведь этот мир автор изобразил невероятно подробно и красиво.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Где валяются поцелуи» Валиуллин Ринат Рифович бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

) Найдутся те кто прочувствует, но они как динозавры — вымерли или в книге красной, в процессе исчезновения

Книга запомнилась, думаю, что прочту ее еще не раз, особенно когда на душе кошки скребут, когда невозможно выразить все словами

Будучи филологом, имею неопреодолимую страсть к словам и обожаю «вкусные» книжки

Это невероятно вкусная книга, в которой хочется прочувствовать каждое слово

Так зачиталась, что сегодня чуть из аудитории не выгнали

Как филолог могу сказать, что книга достойная внимания

С первых строк чувствуется, что книгу написал мастер слова

Может из-за того что я читала урывками, но меня совсем не впечатлило.

Меня задела за самолюбие ее фраза: «Вот кто знает женщину лучше чем она сама себя знает» Обычно супруга пичкала меня классикой, видимо это профессиональное, она ведет русский и литературу в школе

Для уставших от пресной литературы, не вызывающей никаких эмоций, эти стихи и романы как ужин в стамбульском кафе

У меня возник вопрос: что первичнее — эта книга или статусы в «одноклассниках».

Приведу вам в пример один небольшой отрывок, на мой взгляд- шедевр, именно из таких маленьких шедевров соткана вся книга: « –Тебе надо, ты и звони

Источник

«Где валяются поцелуи» — Ринат Валиуллин

Ринат Валиуллин

Не всегда в нашей жизни, наполненной ежедневными заботами и грустными новостями со всего мира, можно найти место чему-то легкому и прекрасному. Вопреки расхожему мнению, в наше время все же достаточно много людей, пытающихся найти отдых и забвение именно на страницах книг, а не только в голубом кране. Произведения, погружающие нас в драматические события, расследования и убийства, считаются более серьезными и достойными уважения, но никто не может отрицать, что иногда хочется прочесть нечто светлое, не вызывающее негатива или чрезмерных волнений из-за напряженного сюжета. Таким оазисом в мире детективов и классической литературы, может стать книга Рината Валиуллина «Где валяются поцелуи, которую вы можете скачать в формате fb2, epub, pdf, txt на сайте KnigoPoisk.com.

Это произведение с момента своей публикации стало объектом жарких споров между профессиональными критиками и читателями. Нет одного определенного мнения о романе «Где валяются поцелуи», но многие сходятся на том, что его не просто стоит, а нужно прочесть каждому, кто ищет любовь в этом мире.

Сюжет книги на удивление прост, он описывает события, которые происходят с обычными людьми, не наделенными чрезвычайными способностями или исключительными талантами. Имена главных героев не имеют значения, ведь важна лишь их история и чувства, которые они переживают в своих сердцах. Есть женщина, несчастливая в браке и страдающая из-за этого. Сколько ошибок она совершила за годы жизни с человеком, который не ценит ее любовь! Есть мужчина, чье существование, кажется, обречено на простое прожигание дней в полном одиночестве, ведь рядом нет той, кто способен понять его и его чувства.

Как бы банально это не звучало, но по закону жанра они были просто обязаны встретиться. Этих людей ничего не связывало, но простого знакомства хватило, чтобы понять, что они предназначены друг для друга. Пытаясь вместе найти свое пристанище и место в этом мире, где можно просто любить, ведь это чувство просто летает в воздухе, они решают отправиться в солнечную Венецию, где по водным каналам циркулирует любовь, как кровь в человеческом теле. Не зря ведь столько влюбленных сердец обрели счастье именно в этом живописном городе с богатой историей!

Книгу Рината Валиуллина «Где валяются поцелуи», вы можете прочесть онлайн прямо сейчас на нашем сайте КнигоПоиск, или же скачать и прослушать в аудиоформате, чтобы насладиться этой прекрасной историей. Главные герои этого произведения отправляются в Венецию не только для того, чтобы ощутить силу любви, но и чтобы снять о ней фильм, кадры которого покажут множество похожих историй о разных людях со всех стран.

Повествование в книге далеко от привычной формы – это диалоги о любви и поцелуях, о поисках того самого человека, о том, как можно употреблять в пищу одни лишь поцелуи и жить только ради них. Здесь есть место ревности и занятиям любовью, обидам, горечи и спасению. Автор замечательно передает на бумаге все то, что часто остается лишь в нашей голове, так и не произнесенное вслух.

Вы можете купить или скачать книгу Рината Валиуллина «Где валяются поцелуи» в электронном варианте на сайте KnigoPoisk.com в любом удобном формате ipad, iphone, kindle и android без регистрации и смс, чтобы обрести веру в любовь или же напомнить себе о ее прекрасной и разрушительной силе.

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО КНИГУ «Где валяются поцелуи»

В формате fb2 : Скачать

В формате rtf : Скачать

Источник

Где валяются поцелуи

Если вы никогда не были в стране, где валяются поцелуи, то можно получить визу или даже вид на жительство, просто скинув маски, как это сделали герои одной венецианской истории.

Он зашел в темную проходную двора, задумчивый и рассеянный, когда неожиданно перед ним возникла фигура и объявила женским голосом:

— Сколько? — спросил безразлично, заметив в руках девушки ствол.

— На! — вырвал он театрально, словно сердце, бумажник из-за пазухи.

— Что же вы так без сожаления сорите деньгами? — взяла незнакомка кошелек, вытащила купюры и, бросив ему в ноги опустевший кожаный чехол, зачем-то пересчитала деньги.

Где валяются поцелуи скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Она сидела перед ним, перелистывая свои бесконечные ноги, а он, еще ни разу не читавший таких интересных книг, не знал, с какой страницы начался этот роман. Роман, в котором дружба, выдержанная годами в сосуде взаимопонимания, медленно оплеталась гибкой лозой любви до тех пор, пока стекло не треснуло, и изнутри не брызнула горячая кровь мести и ненависти.

В этой «Кулинарной книге» вы не найдете способов приготовления любимых блюд. Только рецепты отношений между мужчиной и женщиной. Насыщенные солью любви, сладостью плоти и специями души, они придают неповторимый вкус этим блюдам. Приятно удивляет их подача и сервировка. Роман придется по душе всем, кто любит вкусно почитать.

В Питер стекались те, у кого с удачей была напряженка. Им казалось, что приехать сюда стоило только ради того, чтобы тебе фартило всю оставшуюся жизнь. Они еще не знали, что совсем скоро Питер проникнет в их дом, в их постель, он будет все время рядом; куда бы они ни уезжали от этого города, он будет сидеть у них под кожей, как у героев этой истории, где отношения на завтрак, обед и ужин не только со вкусом белых ночей, но и с привкусом серых будней.

Хорошо быть семейным: ты крутишь фарш, она лепит пельмени. Идиллия. Совсем другое дело одиноким: она крутит хвостом, ты лепишь горбатого, а пельмени ждут вас в ближайшем ночном магазине, если дело до них дойдет. Стоило только отвлечься, как кто-то обнес твой дом, похитил не только счастье, не только своего человека, но даже твои дела, оставив тебе только вид из окна. И чем чаще ты смотришь в него, тем чаще приходит одиночество и похищает все мысли.

«Не складывается – вычитай» – книга о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Двадцать три истории о чувствах: позитивных, неожиданных, дерзких – не всегда взаимных, порой оставшихся теплым воспоминанием из прошлого, о чувствах, которые могут зародиться даже после случайной встречи в лифте и не угаснуть после нескольких лет брака. Все истории взяты из жизни, ни одна из них не выдумана.

Драма в трех измерениях, которая мечется в треугольнике Москва — Питер — Нью-Йорк, где Москва — прекрасная женщина, которая никогда ничего не просила, но всегда ждала. Ждала перемен и готова была меняться сама. Однако страх того, что завтра может быть хуже, чем сейчас, сковал не только общество, не только его чувства, не только их развитие, но само ощущение жизни.

Перед нами — пространственная картина двух полушарий Земли с высоты полета человеческих чувств, где разум подразумевает два, знание — подсознание, зрение — подозрение, опыт — подопытных, чувство — предчувствие, необходимость — то, что не обойти. А вера, надежда и любовь — агенты, вживленные в подкорку, внимательно следящие за земной суетой.

Небесная канцелярия, чьей задачей является наведение мостов между полушариями, получает бездонный ящик анонимных посланий с борта Земля. Пытаясь соединить два лагеря одного корабля, небожители приходят к выводу, что для успеха операции необходимо провести опыт. Она живет в Москве, он в Нью-Йорке. На какие крайности готова пойти пара ради перемен?

О любви можно сказать по-разному: написать трехтомный роман или всего несколько строк, способных в точности передать чувства и эмоции. В этом сборнике вы найдете цитаты из произведений автора на все случаи жизни или на все случаи любви.

Готовы ли вы разбить розовые очки ради общего счастья, чтобы, наконец, увидеть, что женщина – это стройная субстанция, которая живет жалостью к другим, не требует для себя ничего, кроме любви, и кормится поцелуями, но как только они заканчиваются, начинает капризничать?

Жутким плачем разгонится ночь

Все — никто мне сможет помочь.

Застынет под окнами бешеный вой

Это снежные волки пришли за мной.

Глубокомысленный голос тещи в трубке, тускло побрякивал легким негодованием и беспричинной обидой: — о она дала адрес. Ашхабадская Абаева 141. Я уже почти повесил трубку, когда услышал — а квартира. по-моему 14. — Спасибо. Ашхабадская — Абаева. Совсем рядом со мной. Я еще соображал, какой это может быть дом, когда обнаружил, что пытаюсь надеть свитер и рубашку одновременно. Семен, очень вежливо не обращая внимания на шум, в последний раз просматривал текст курсовой. Видимо ему, с его отношением в к жизни, ужасно зрелым для его возраста, трудно было представить, что может так подействовать на человека. Засунув рацию во внутренний карман куртки, я наконец остановился. Семен деловито и спокойно переписал исходник на дискету и вопросительно взглянул на меня. «Да мне тут. едалеко. «, лихорадочно озираясь в поисках дэушки для компьютера, объяснил я. ужные кнопки на маленьком пульте никак не находились, раздражение и нетерпение во мне достигли пика и я сорвал злость на неповинном Чиже, вещавшем через стереосистему про чай и рокеров: «Да заткнись же наконец!!». Тут кнопка нашлась, компьютер обиженно мигнул питанием, и выключился. Погас монитор, затих в динамиках Чиж, потухла лампа на столе. Внезапная тишина — Семен тихонько одевался в коридоре — слегка отрезвила меня. Уже почти спокойно я достал из дипломата нож-бабочку. Семен быстро взглянул на меня и завязал шнурок. Глядя на него, я методично повторял ножом движение «серая ласточка ловит стрекозу над утренней рекой» и старался ни о чем не думать. Семен завязал второй шнурок и выпрямился, не о чем не думать — так и не удалось. «Идем» — я погасил свет и шагнул на площадку. На улице Семен очень осторожно попытался выяснить, куда и зачем я иду, и не нужна ли мне помощь, на что я туманно ответил, что если человек дурак, то это — надолго, и что помощь мне в этой связи совсем не нужна. Распрощались мы уже в подъезде. Я шарил рацией с включенной подсветкой по почтовым ящикам, выясняя, здесь ли нужная мне квартира. Семен еще раз твердым голосом большого мальчика предложил свою помощь. Я отказался. Мы пожали руки. Я вышел с ним на улицу и посмотрел наверх. Нужные окна светились, там двигались тени. Семен легко шел по дорожке вдоль дома, ровно и не оборачиваясь. Я в который раз позавидовал ему какой он здоровый и спокойный. Самое главное — спокойный. Тихонько вздохнув, я нырнул в вонючую темноту чужого подъезда. Ободранная дверь на последнем этаже. Сердце колотилось как сумасшедшее. Пробормотав про себя обрывок мантры, я нажал на кнопку. Смех за дверью мгновенно стих. Примерно через минуту дверь приотворилась, и в щелке возник глаз какой-то ее подружки. Вполне кстати знакомый глаз. Привет — сказал я быстро — Ничка здесь? Пару минут спустя моя жена появилась на пороге. Она была очень весела и совсем чуть-чуть пьяна. Я смотрел в ее глаза, что-то отвечал на ее удивленные вопросы вроде «А ты как меня нашел? еужели маме звонил?», и видно было, что все у нее нормально и ей сейчас хорошо и весело, и я отвел ее руку, когда захотела поправить выбившуюся прядь у меня на виске — она всегда ее поправляла раньше, когда мы жили вместе. В голове билось одно единственное слово «идиот», и, сказав что-то банальное и машинально улыбнувшись, я пошел по лестнице вниз. Спустившись на пролет, я услышал, как хлопнула этажом выше дверь. Потом, кажется, сидел на скамейке перед подъездом, пока холод не пробрался сквозь куртку и джинсы. Сидел, вспоминая, как мы были с ней на Иссык-Куле, как купались ночью, и небо отражалось в озере. Или озеро в небе. Вспомнил ичку в больнице — с синяками под глазами и ужасным кровоподтеком от капельницы на сгибе худой и очень родной беспомощной руки. Воспоминания опустошили, и я сидел, глядя на мигающую лампочку соты в руке. Я даже не помнил, что взял ее с собой. Значит все это время, пока мы с Семеном искали дом, пока я разговаривал с ней — Эрикссон в руке ровно подмигивал мне, спокойно выдерживая нервные пожатия рук, не сбиваясь, не торопясь. Просто работал, обеспечивая мгновенную связь и совсем не интересуясь, нужен он мне или нет. равится, или завтра я сменю его на Мотороллу. В который раз я улыбнулся, вспоминая, что не последнюю роль в выборе трубки сыграла знаменитая прочность Эрикссоновских корпусов. Я замерз, и надо было идти. Выйдя на Абаева, я замедлил шаги. Идти никуда не хотелось. Дома ждал спящий компьютер, куча не разобранных архивов, несколько неоконченных программ, подаренный на вчерашний день рождения и до сих пор не прочитанный двухтомник новинок Шекли. Все это — интересное само по себе обрастая приставками «не» сбивалось в какое-то мутное ощущение интересной ненужности. Из кабака прямо передо мной выпал спиной вперед какой-то мужик. Упав окончательно, он замер и шумно хрюкнул. Воняло перегаром. Я осторожно переступил через него и уже сделал было шаг, но он вдруг неожиданно открыл глаза и вцепился мне в ботинок. Морда у него была до омерзения тупая, и я почти физически увидел волну сжимаемой до этого мгновения злости, захлестнувшую меня почти с головой. Мягко обхватив запястье этого идиота я нажал на болевую точку у основания большого пальца. Пальцы его разжались, а выражение идиотизма на пьяной морде видимо достигло предела. есильно наступив ему на вывернутую ладонь, я заглянул внутрь кабака. Пить не хотелось, хотелось есть, но люди внутри кажется пришли сюда не за этим. Мужик вяло и молча вырывался. Вздохнув еще раз, я отпустил его руку. Перейдя через Абаева, я свернул в темный микрорайон. Еще пара минут блуждания между домами, и я оказался у другого подъезда. В отличие от предыдущего, этот был ярко освещен, и почти совсем не вонял. Я ткнулся в дверь на первом этаже — закрыто — и выстучал костяшками пальцев бодренький ритм. адевая привычную улыбку, успел подумать, что скоро она сносится совсем, и мне придется придумывать новую. В коридоре зашлепали босые ноги. Привет — меня пропустили внутрь. Я уже сплю почти. Я неодета. Это мелочи — сказал я, расстегивая куртку. у я хоть умоюсь — Полина шагнула к двери ванной. — Это — как хочешь. Я тупо разглядывал потеки на стене прямо перед собой и слушал плеск в ванной. Легкий стук — видимо, она положила куда-то очки. Очнувшись, я зашел в комнату и плюхнулся в продавленное кресло. Полина вышла из ванной и остановилась на пороге, глядя на меня. Привет, чуть растягивая гласные, она улыбнулась. Знаешь, сказала Полина одеваясь, моя дочь отказалась идти домой. Сказала, что у меня нет дома детей в повышенных количествах и что ей дома скучно. А еще — я поссорилась с Фимкой. Из-за чего? — мне стало интересно. — Честно? Слушая рассказ, о том, из-за чего, как и что было непосредственно после этого, я представлял себе Фимку — вечного бродягу, хиппи и поэта в драном свитере на плечах и с танкой о Фудзи в душе. еужели он может быть таким, как сейчас говорит Полина — а она — такой, как иногда рассказывает Фимка? Полина очень хорошо меня понимает. И с полуслова и без слов. И тот же Фимка хорошо меня понимает — кошмар, неужели я так похож на них? В ответ я рассказал о том, как мне вчера «подарили» пресловутого Фимку, и как он меня инструктировал по поводу его, Фимки, правильного использования и надлежащего режима кормления. Она смеялась — весело и очень тихо. Мой рассказ тек сам собой, а я думал про себя, что вот — человек очень талантливый, хороший и наверное любящий меня, насколько это возможно при ее принципиальном эгоцентризме. — Знаешь, я поставил кодек. Ее вчерашний подарок на день рождения — видео ролик, я вчера не смог посмотреть из-за подлого отсутствия в моей системе нужного драйвера. Она затихла, ожидая продолжения. — Ты знаешь, хорошо. Чувствуется профессиональная работа. Хотя и на скорую руку. Полина обрадовалась, мы еще поболтали о том, как делался вертолет, и кто писал озвучку, а в конце мне немного отомстили, сказав, что подаренные мной сценарии роликов она тоже показала. И что? — Сказали — хорошо. Чувствуется профессионал, хоть и на скорую руку. Мы еще посмеялись. Говорили о чем-то. Обсуждали ее работу и зарплату, потом почему-то — Фимку в частности и противность хиппи как явления в целом. — Знаешь, Фимка собрался уезжать, это пройдет? — Было хорошо. А потом мне захотелось домой. Она поняла это еще раньше, чем я, но, кажется, не очень обиделась. Я уже выходил из подъезда, когда зазвонила сота, резко и требовательно. Кто-то темный шарахнулся из угла подъезда b громкого звука. Трубку брать не хотелось. Сота зазвонила еще раз, и я медленно поднес ее к уху. Алле! разбитной голос на том конце трубки, не поймешь, как всегда, то ли придуривается, то ли правда пьяна. Как всегда — какой-то повод для звонка, совершенная ерунда — просто повод. Мне стало легче. Ей, кажется, хотелось поболтать — правда, еще сильнее ей хотелось, чтобы я приехал. Анжела сказал я, улыбаясь в темноту — Анжела, как ты поживаешь? Я несколько раз перезванивал ей по рации, а Эрикссон обиженно мигал контрольной лампочкой в другой руке. Когда и мне и ей стало окончательно ясно, что сегодня я не приеду, мы попрощались. Тем не менее, мне стало легче. Анжела — это эталон. Платиновый метр с дешевой сигаретой в зубах. Масса ужасных привычек и не менее ужасный ее характер вполне компенсируется очень честным отношением к окружающему миру. И ко мне. Она каждый раз напоминает мне, что не обязательно улыбаться, когда хочется плакать, и не надо пожимать руку подлецу, если ничего не можешь сделать. Ей легко — она всегда принимает решения честно по отношению к самой себе и так же легко — делится этим. Она настоящая художница, мастер, хотя и пьющий, и понимает меня там, где я сам совсем не понимаю себя самого. Дома, закинув в микроволновку остатки вчерашнего пирога, я вдруг вспомнил, что Маша вчера пришла с молодым человеком. азывалось это чудо Алексеем. Впрочем, был он вполне приятен, тих, и совсем не протестовал, ни когда Маша меня поцеловала, ни когда я решительно начал эксплуатировать ее на кухне. Впрочем, если бы я сам не вышел из кухни — она бы меня выставила. Маша много лет — столько, сколько я ее помню — везде носит с собой домашний уют и домашнее отношение к жизни. адо думать — в маленьком специальном мешочке с завязочками. Кстати, на кухне она суетилась на пару с Верой, которая пришла с мужем чуть позже. Забавно, кроме моей жены, все мои знакомые женщины готовы простить мне что угодно. Правда с моей точки зрения не то что прощать — говорить-то не о чем, но им кажется — это жертва. Хотя нет, не только жена — есть еще одна женщина. Хотя — она — человек по сути своей подлый — она — не считается. Я вытащил пирог из печки, не спеша заварил чай, включил компакт с Чижом. И вдруг понял, что хочу видеть ору. Прямо сейчас. емедленно. Сота утверждала, что уже час ночи, пальцы путали кнопки, но, тем не менее, голос на том конце трубки ответил почти сразу. Придумывая на ходу какие-то причины, и одновременно одеваясь, я выслушал слегка ошалелое Сашкино поздравление с днем рождения, и тут же напросился в гости. Что, спросил он, прямо сейчас? — Да — решительно ответил я, придерживая соту плечом и уже закрывая входную дверь. Сашка открыл уже не так бодро. Видимо он уже успел посмотреть на часы, и был слегка обижен. Отвечая что-то на вопросы, я мягко отодвинул его с дороги и прошел в комнату. Сашка видимо читал — в спальне горела лампа. Норы не было видно — она либо не проснулась, хотя спит она очень чутко, либо не хотела выходить. Да ладно, я тут ` ‘!%`cal, ты ложись, — прервал я объяснения о работе завтра с утра и о том, где лежит одеяло. Он радостно кивнул и исчез. Я стянул джинсы и свитер — было тепло, и залез с ногами на кресло-кровать. Ждать было трудно, хотя я был уверен, что дождусь. ора видимо тоже ждала — ждала, когда он ляжет рядом с ней и уснет, и явилась только минут через двадцать. Она медленно и абсолютно бесшумно вошла, делая вид, что не замечает меня, хотя конечно прекрасно знала, что я смотрю на нее и откровенно любуюсь. Потом она повернула красивую голову, и чуть удивленно подняв брови, остановилась, глядя на меня. Привет — тихо сказал я ей сквозь улыбку. Нора подошла ко мне, села на пол и прижалась щекой к моему голому колену. е смотря на всю ее надменность, на ее снобистские наклонности и любовь к комфорту, на то, как, слегка возвышенно, если не сказать пренебрежительно она относится ко мне в присутствии того же Сашки, она преданна мне до конца, А Сашку — просто терпит. Терпит, иногда потакая его мелким желаниям, снисходя до его обид и мещанского взгляда на жизнь. Я знаю это. Я знаю это очень точно. Я взглянул в ее карие глаза и погладил ее. Чуть вздохнув, она поменяла позу. Так, чтобы не потревожить руку, лежащую на ее голове. и одна, подумал я оре, душа ни одной женщины на свете не сравнится с твоей. Ты честнее, вернее всех их вместе взятых. Только тебе я могу доверять до конца. Тебе, и таким как ты. Да, за такое доверие надо платить. Платить собственной преданностью тебе, Нора. Жизнью, в конце концов — если понадобится. Вряд ли она поняла все целиком, но, по крайней мере, почувствовала, что мне очень хорошо и радостно с ней сейчас и улыбнулась еще раз. Я слушал ее дыхание, смотрел ей в глаза, и думал что наверное, если захотеть по настоящему, ее можно простонапросто забрать у Сашки, который совсем ее не понимает, и которого это непонимание тяготит. о в ее глазах я видел другие, смотрящие на меня с той же преданностью, готовностью сделать для меня все, что понадобится и даже больше того. Я смотрел на ору и понимал, что я не смогу. Я слишком хорошо помню те, другие глаза. Глаза, ушедшие от меня, и возможно закрывшиеся без меня навсегда. Возможно, есть здесь и моя вина. А может быть — нет. Может, этот уход — вовсе не из-за меня. Может быть так. Но я тоже уйду. Я уйду от оры утром и не возьму ее с собой. и сегодня, ни завтра. Я вообще еще долго не смогу завести собаку.

Читайте также:  О чем фильм беглецы 2011 онлайн бесплатно в хорошем качестве

Если долго смотреться в бездну,

бездна начинает смотреться в тебя.

Стоял июнь конца двадцатого века. В Москве в тот год было жарко.

Только что государственная комиссия огласила результаты последнего «госа» — оценки, в которых мало кто сомневался: тот, кто завалился, тот завалился, это было ясно и без объявлений. Остальные же получили свои более или менее «липовые» пятерки и четверки, и галдели как первоклашки на сентябрьском утреннике. У кого-то радость за «положительную оценку» смешивалась с досадой, что мог бы и лучше, некоторые, напротив, от прихлынувшей крови принимали оттенок будущих дипломов. Все выпускники, впрочем, были рады уже тому факту, что все наконец-то кончилось. Председатель госкомиссии с трудом угомонил собравшихся.

Маpгаpита Салтыкова и Павел Пушкин

ЗАКОH ЕСТЬ ЗАКОH

«Истинно гениальное пpоизведение

никогда не отвечает всем законам жанpа,

в котоpом оно создано. «

Осенью все тоскливо-сентиментальное входит в моду. Hенавижу. Все эти шуpшащие под ногами листики, кpужащийся на ветpу пеpгамент, pезко гpустнеющие оттенки толпы; эти женщины, котоpые по осени вдpуг лицемеpно скpомнеют pовно на длину своих одежд. Из дома выходить пpотивно, если ты, конечно, не поэт и не сопливый pомантик. Я к таковым не отношусь, но дома сидеть мне пpосто-таки по pангу не положено. Так что пpиходится слоняться по осеннему гоpоду. Шуpшать этими листиками, отмахиваться от вечно путающегося в волосах пеpгамента и, куда уж денешься, созеpцать этих женщин. По законам жанpа-. Hенавижу.

Стена моего путешествия

Эта книга- первое полное издание произведений Даниила Салва. Не примыкая к

каким бы то ни было литературным направлениям, он ворвался в изящную

словесность откуда-то сбоку, из своего богатого мира, которым автор щедро

Читайте также:  Куда пойти учится если тебе за 30 бесплатно

делится с читателем: талантливый роман «Стена моего путешествия», который

прочат в энциклопедии сегодняшнего дня, его необычные новеллы и стихи

впервые увидят свет собранными в одном томе. Читателю предстоит встреча

Старик Асинью умер, войдя в стеклянную стену. Ветер из пустыни дул вторую неделю, и теперь Даниэль носил очки. Про контактные линзы лучше было забыть. Джой сломала малую берцовую кость, но не знала об этом. Иза большую часть времени проводила у себя наверху. Считалось, что она дописывает книгу. Но все знали, что она пьет и валяется голая в постели. Время от времени она звонила, и младший брат Асинью, Мамаду, в нитяных перчатках и с салфеткой, перекинутой через руку, поднимался по лестнице. Голова его была стыдливо опущена. И зря. В этом доме никто никого ни в чем не винил. Валентин продолжал бегать берегом океана, но теперь вместо пяти миль от силы пробегал полторы.

Западный берег Коцита

Я знал Натана Эндрю, когда он еще был женщиной.

Дело было в России, на даче. В дальних комнатах варили варенье, на ослепшей от солнца странице сидел кузнечик, по окраине слуха глухо стучал товарняк. В середине лета в Подмосковье иногда наступает безвременье. Кажется, что так было всегда — чистое небо с забытым над прудом облаком, горячая садовая листва, хрусткий гравий дорожки. Книга, скучающая в сетке гамака, конечно же, оказывалась «Анной Карениной», порезы лечились подорожником, доносившиеся из купальни крики были приглушены не расстоянием, а дырой во времени. Крикнешь, и крик твой, не успевая разрастись, исчезает в лазурных трещинах.

«Обычный» будничный день.

Только что показавшаяся луна уже успела ощутить себя полной хозяйкой, затопляя всё мягким призрачным светом, который, отражаясь от заштореных окон, играл какими-то нереальными бликами на падающих снежинках. Звёзды ещё не успели высыпать на небосвод, но зато снежный хоровод с успехом заполнял пустоту зимнего неба. Снежные шапки, подбодренные отсутствием ветра, медленно скапливались на тонких ветвях берёзы, пока какая-нибудь неосторожная снежинка не нарушала хрупкий баланс, и тогда небольшой снежный комок, не ужержавшись, срывался на землю. Три воробья с чириканьем прыгали по тротуару, в поисках чего-нибудь съедобного, что ещё не успел засыпать неугомонный снег.

Святослав Юрьевич Рыбас

Никита Бураковский, командир взвода горноспасателей, пошел с женой в кино. Перед началом фильма зазвонил звонок, и Бураковский кинулся к дверям, оттолкнув опоздавшего гражданина.

— Никита, ты куда?! — крикнула вслед жена.

Он опомнился и вернулся чуть смущенный. Зрители уже заходили в зал. Жена смотрела на него удивленно, даже осуждающе.

— Я думал, это тревога, — повинился он. — Уж очень похоже.

Я решил включить и в эту книгу уже публиковавшиеся ранее записи устных рассказов моего старого друга, капитана дальнего плавания Петра Ивановича Ниточкина, и, вполне естественно, натолкнулся в этом вопросе на глубокий скепсис издателя. И потратил много сил, чтобы преодолеть его сопротивление.

Почему я так яростно тратил силы? Потому только, что мне самому отнюдь не хочется опять конкурировать с Ниточкиным, не хочется соседствовать с его легкомысленными байками своей псевдофилософичностью. Если хотите, я просто ревную к бесхитростным произведениям морского фольклора, ибо уже не способен к ним сам. Но законы русской совести удивительны.

Наступило лето, а значит, наших хороших знакомых — братьев Жанов и их родителей — ждут новые приключения. Летнее меню: переезд из родного Шербура, каникулы в деревне у бабушки и дедушки, рыбка по имени Суппозиторий, орава лопоухих кузенов Фугас, ну и, конечно, загадочный объект под названием «Летающий сыр». Тем, кто уже попробовал «Омлет с сахаром» и хочет еще чего-нибудь необычного, предлагаем насладиться «Летающим сыром» под соусом из тонкого юмора Арру-Виньо. Жан-Филипп Арру-Виньо — один из тех самых шести братьев Жанов, о которых пойдет речь. А еще точнее — Жан Б., второй по старшинству. С самого детства он обожал читать. В 1984 году опубликовал свой первый «взрослый» роман, за который получил премию «Лучший дебют», а через несколько лет выпустил вторую книгу — детскую. Сегодня Арру-Виньо, автор около тридцати книг, заведует отделом детской литературы в крупнейшем независимом французском издательстве «Галлимар». Свою серию «Приключения семейки из Шербура», столь любимую детьми и родителями во Франции, он создал совместно с известным иллюстратором Доминик Корбасон, чьи работы можно увидеть на страницах таких журналов, как Cosmopolitan, Madame Figaro и Vanity Fair. По духу «Приключения семейки из Шербура» напоминают знаменитого «Малыша Николя» Рене Госинни и Жан-Жака Сампэ: герои «Семейки» — те же веселые, неугомонные мальчишки, которые так и норовят что-нибудь натворить.

Источник

Adblock
detector