Меню

Авдеева д а когда болит душа читать онлайн бесплатно



Когда болит душа

журнал «Славянка», май—июнь 2006, с. 64—69.

— Дмитрий Александрович, сегодня то и дело слышишь о таких состояниях, как депрессия, бессонница, хроническая усталость, апатия к жизни. И если раньше большинство подобных жалоб скорее носило характер капризов, причем по преимуществу женских, то в наши дни приходится констатировать реальную угрозу для психического здоровья человека, идущую от постоянного нервного перенапряжения. Как практикующему врачу-психиатру, Вам часто приходится общаться с людьми, страдающими неврозами и другими нервными расстройствами. И Вы пытаетесь оценивать причины их недугов с христианских позиций. Расскажите немного об этом.

Безудержный рост неврозов в наше время порожден не только стрессами и научно-техническим прогрессом с его информационными перегрузками, но, прежде всего, «прогрессом» общечеловеческого грехопадения.

Во все времена истории человечества были войны, различные природные бедствия, наводнения, засухи, смерчи. И трудно сопоставить, в какой степени нынешнее время тревожнее и беспокойнее, например, эпохи царствования Ивана Грозного. Почему же проблема неврозов стала столь острой лишь в последнее время? Причина, думается, коренится в нарастающем безверии, в потере человечеством духовного фундамента, а с ним — и истинного смысла жизни.

Известный отечественный психиатр профессор Дмитрий Евгеньевич Мелихов, ученик Петра Борисовича Ганнушкина, полагал, что в основе многих психических расстройств лежит несмирение. Невроз в этом смысле не является исключением. Общепризнанно, что заболевание это развивается ввиду конфликта личности с собой или с другими людьми. Невроз — это некое столкновение между желаемым и действительным. Чем мощнее это столкновение, тем острее протекает заболевание. «Вера же есть смирение», — говорит святой Варсонофий Великий.

Большинство современных исследователей сходятся во мнении, что невроз — болезнь личности. Человек заболевает неврозом не вдруг, у этого недуга есть свой период предболезни. Можно нарисовать своеобразный портрет «потенциального» невротика, вернее, это будет целая галерея типов, каждый из которых имеет склонность к переходу потенциальных, скрытых болезненных сил в реальные. Одной из отличительных особенностей таких людей является бескомпромиссный стиль мышления; в их оценках сквозит выраженная категоричность, многое из происходящего не имеет для них оттенков и строится на контрасте «плохо-хорошо».

Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь последнюю каплю, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, вырабатывается своеобразная «способность» нервозно реагировать на жизнь. Одни причины для переживаний (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными, но вскоре их место занимают другие, и недуг возобновляется.

Неврозы справедливо называют запущенной формой страстей (имеется в виду страсть в святоотеческом понимании этого слова, как греховное расположение души). В глубинной основе разнообразной невротической симптоматики лежит оскудение любви в сердце человека, а там, где нет любви, зреют равнодушие, неприязнь, нетерпимость, раздражительность, гневливость, завистливость, страх.

— Получается, что в основе невротических расстройств лежит не что иное, как грех?

Можно сказать и так. Грех, как корень всякого зла, влечет за собой невротические расстройства. Совершаясь в глубине человеческого духа, он возбуждает страсти, дезорганизует волю, выводит из-под контроля сознания эмоции и воображение.

По словам святителя Феофана Затворника, «внутренний мир человека-грешника исполнен самоуправства, беспорядка и разрушения». Глубокий невроз — показатель нравственного нездоровья, духовно-душевного разлада. По словам святых отцов, чем человек грешит, тем он и страждет. К примеру, вот что говорит о гневливом человеке преподобный Ефрем Сирин: «Гневливый убивает и губит душу свою, потому что всю жизнь проводит он в смятениях и далек от спокойствия. Он чужд мира, далек и от здравия; потому что и тело у него непрестанно истаивает, и душа скорбит, и плоть увядает, и лицо покрыто бледностью, и мысль изменяет, и разум изнемогает, и помыслы льются рекою…»

Грех поражает и душу, и плоть. Очевидно, по этой причине сокращается длительность жизни людей, слабеет их здоровье. Часто душа подсказывает человеку, по каким причинам (или грехам) произошел тот или иной недуг. Многие люди это знают по опыту.

Наука громко заговорила о тесной взаимосвязи душевных и телесных процессов 200 лет тому назад, когда впервые был употреблен термин «психосоматика». В основе идеи психосоматозов положено утверждение, что в происхождении ряда соматических (то есть телесных) заболеваний лидирующее место принадлежит психоэмоциональным факторам. Таким образом, психосоматическая патология — это своеобразная реакция тела на психические процессы, и, что очень важно, прежде всего, процессы духовные. На мой взгляд, истинная схема формирования психосоматических расстройств должна выглядеть так: грех — характер — болезнь. Плачет душа, а слезы капают в тело. Однако, по воле Господа болезни могут подаваться человеку во испытание веры и даже в награду тем, кто радуется болезненным тяготам, переносимым ради Бога и вечной жизни. Таким образом, в зависимости от того, на какой духовной «почве» возникают хвори, и определяется их смысл.

Читайте также:  Где подать объявление во все бесплатные газеты уфы

— То, о чем Вы говорите — Ваше личное мнение или существует какой-то общецерковный взгляд на проблему психических расстройств?

Церковь Христова была, есть и будет истинной лечебницей душ человеческих. Отношения Русской Православной Церкви к психическим заболеваниям и больным людям со всей полнотой раскрыты в «Основах социальной концепции», принятых на юбилейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года. Вот, в частности, что сказано в соответствующем разделе документа:

«Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствиями поработивших человека страстей… Основная причина бегства многих наших современников в царство алкогольных или наркотических иллюзий — это духовная опустошенность, потеря смысла жизни, размытость нравственных ориентиров. Наркомания и алкоголизм становятся проявлениями духовной болезни не только отдельного человека, но всего общества. Это расплата за идеологию потребительства, за культ материального преуспевания, за бездуховность и утрату подлинных идеалов…»

В документе также нашли отражения многие вопросы современной медицины и биоэтики. Таким образом, Русская Православная Церковь кроме индивидуально-биологических и психологических причин развития психических болезней указывает еще на одну — греховные страсти. Именно порабощенность души греховными страстями приводит ко многим психическим расстройствам. Я их так и называю — греховные недуги. В этой группе и наркомания, и алкоголизм, и многие формы депрессии и неврозов, и другие заболевания.

В соответствии с вышесказанным представляется важным уделять внимание вопросам формирования у людей христианского отношения к душевным болезням. Эти обстоятельства побудили меня организовать Институт проблем формирования христианского отношения к психическим заболеваниям. В рамках Института действует Центр Православной психотерапии.

— А что собой представляет православная психотерапия? В чем ее основное отличие от современных психотерапевтических школ и направлений, которые Вы, кстати, зачастую критикуете в своих публикациях?

Отличительной чертой православной психотерапии является христианское милосердие, сострадательность. Трепетное и благоговейное отношение к созданной по образу Божию душе каждого человека, обратившегося за помощью. Святоотеческое наследие — основа православной психотерапии, в нем содержится все необходимое и для врачевания души и для ее спасения. Консультативный прием в православной, или как часто мы называем святоотеческой, психотерапии, это, прежде всего, встреча во Христе. Даже если пациент не христианин, православный врач не рассматривает эту встречу как случайность, но должен с величайшим благоговением отнестись к душе такого человека и сделать все, что в его силах.

Нередко пациенты сами спрашивают меня о смысле жизни, видя в моем кабинете иконы, лампаду, святоотеческие книги. И тогда тем, у кого открыто сердце к вере, я рассказываю о Православии, о христианском понимании смысла жизни, причинах и духовном значении страдания, болезни.

Лечебное психотерапевтическое воздействие должно, на мой взгляд, иметь иерархию целей: от первоочередных — успокоить, вселить надежду, устранить симптомы заболевания, до главных — подвигнуть пациента к внутреннему росту, духовному развитию, обратить его к непреходящим ценностям. По моему глубокому убеждению, психотерапия, когда это возможно, должна стать «мостиком» к Православию.

Одной из важнейших задач православной психотерапии является содействие человеку (пациенту) в осознании им психологических страстных механизмов болезни или конфликтной ситуации. Трудно переоценить роль православной психотерапии в реабилитации страждущих наркоманией, алкоголизмом.

— По сути дела, можно назвать психотерапевта «хирургом человеческой души».

В некотором смысле да. Основной «инструмент» психотерапевта — слово. Однако психотерапия более призвана не к словесному, но к духовному воздействию на человека. Ибо если за словами ложь, то и пользы никакой не будет. Без живительной силы Духа слово может быть лишь пустым звуком.

В древности говорили, что врачебное искусство держится на трех «китах»: ноже, целебной траве и слове. Нож — прообраз хирургии, целебная трава — собирательный образ лекарственных форм, а под словом понимается живое, душевное отношение врача к больному.

Годы атеизма и гонений на Православие в нашей стране не прошли бесследно. Выросло почти два поколения людей, не знавших Бога и Его святую Церковь. Сегодня мы переживаем очень трудное время. К большой скорби, духовный вакуум у части наших соотечественников (и не такой малой) заполняется лжеучениями, ересями, всевозможными сектами, увлечением оккультизмом, магией.

Найдутся и «духовные» наставники, готовые несколькими пассами «исцелить» души и тела страждущих. Их рекламные плакаты или объявления в прессе сулят «умопомрачительный эффект». Например: «Всего за два сеанса лечу гипертонию, астму, рак, диабет и прочие заболевания». Через запятую перечисляются десятки болезней, которые должны исчезнуть после нескольких мановений рук какого-нибудь экстрасенса, колдуна или гипнотизера.

Для этих «экстраординарных» личностей не существует разницы между незначительным и кратковременным облегчением, возникающим в силу известных психофизиологических законов, выздоровлением или духовной прелестью. Люди втягиваются в своеобразную «игру», шансов на выигрыш в которой нет.

Читайте также:  Где взять шкаф бесплатно

В России, растлевая души людей, практикуют 300 тысяч оккультных целителей. Проблема психического здоровья общества из разряда медицинских вырастает в государственную, имеющую опасные для общества социальные последствия.

Психотерапия — особая медицинская специальность, связанная не столько с лечением в привычном понимании этого слова, сколько с воздействием на личность больного человека, на его душу. Она ставит перед собой благие цели. Однако на практике сложилась тяжелая ситуация, вызванная тем, что, теснейшим образом соприкасаясь с душой человека и пытаясь ее уврачевать, эта область медицины оказывается духовно несостоятельной, не имеющей нравственных ориентиров.

Нельзя облегчить душевное бремя другого человека, не имея собственных духовных ценностей. Может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму? (Лк. 6, 39).

Можно сказать, что только та психотерапевтическая помощь будет по-настоящему действенной и полезной, которая ведет ко Христу и проводится врачом или психологом, кающимся и исправляющим свою собственную жизнь. В этом случае слово специалиста будет подкрепляться благодатной силой Божией и утешит болящего, укажет дорогу к Тому, Который Истина, Путь и Жизнь! Психотерапия может помочь человеку лучше понять себя, свое душевное устроение, глубже оценить ту или иную конфликтную ситуацию, успокоиться. Однако никакой психотерапии не под силу преодолеть в душе человека грехи и страсти — это, при условии его духовных усилий, возможно только Господу.

беседовала Полина Мельникова

Источник

Авдеева д а когда болит душа читать онлайн бесплатно

Болезни души – сокровенная тайна

Анализируя причины возникновения психических заболеваний, понимаешь, что все их многообразие трудно уложить в одну схему. Тот, кто бывал в психиатрической лечебнице, видел, слышал или общался с психически больными людьми, может подтвердить, что «дух» этого учреждения очень тяжелый. Я имею в виду, в данном случае, не столько впечатление об увиденном, сколько внутреннее сердечное чувство. Мы говорили о том, что в случае, так сказать, «естественной» психической патологии симптоматика развивается по биологическим причинам, а не в виду вражеского искушения. Но «атмосфера» в психиатрических клиниках значительно отличается от той, которая бывает, например, в соматическом стационаре.

В чем тут дело? Может быть, иногда встречаются одновременно и одержимость и плотский недуг? Скорее всего, так.

Владыка Лука (Войно-Ясенецкий) говорил по этому поводу: «Причины многих душевных болезней неизвестны ученейшим психиатрам. Не знаем мы и причины буйного помешательства. Но мне представляется несомненным, что в числе буйно помешанных есть известный процент подлинно бесноватых».

К примеру, есть категория психически больных, которые не переносят ничего церковного, будь то молитва, окропление святой водой, запах ладана и т. д. Мне известны случаи, когда больные эпилепсией, находясь в дисфорическом (злобном, агрессивном состоянии сознания) пытались срывать кресты с домочадцев, кощунственно относились к иконам и другим святыням. Это поведение сопровождали брань, крики, угрозы.

Не раз я наблюдал, что дебют психической болезни совпадал по времени с занятиями оккультным «целительством», увлечением магией, колдовством кого-нибудь из членов семьи заболевшего. Наблюдал я и развитие психической патологии у детей, возникшей после самоубийства матери или отца. О том, что между родителями и детьми теснейшая духовная связь, давно и хорошо известно. Известно также, что если родители тяжко согрешают, не каются и не исправляют себя, то дети нередко очень страдают. А порой и заболевают психически. Из своей практической деятельности я сделал и такой вывод: у подавляющего числа детей, родившихся вне брака, имеются те или иные, в том числе психопатологические или личностные, отклонения.

Митрополит Сурожский Антоний (Блум) в статье «Психоболезнь: наказание или крест?» пишет: «Есть место, которое может нас озадачить, но которое нельзя отметать в писаниях святого Иоанна Кронштадтского, где, упоминая о душевных болезнях, он говорит, что есть души настолько хрупкие, что они разбились бы о грубость и жестокость окружающего мира. И Господь допускает, что между ними и миром опускается пелена психической болезни, чтобы отделить эти души от того, что могло бы разорить их цельность. И за этой пеленой душа зреет и меняется, и человек растет. Это место мне запомнилось особенно, потому что я это видел на самом деле.

Много лет тому назад, когда я еще был врачом во Франции, мне поставили вопрос об одном художнике. Был в нашей среде выдающийся иконописец, который начал сходить с ума. Его мать и сестра поступили так, как многие поступают: они не хотели его расстраивать. И когда он говорил, что чувствует запах серы, они делали вид, что принюхиваются, и говорили: «Да-да, на самом деле…» – в то время как ничего этого, конечно, не воспринимали, потому что ничего этого не было!

Читайте также:  Где сдать анализы на впч в москве бесплатно

Когда болезнь стала прогрессировать, ко мне, как к врачу, обратились с вопросом. Как я сказал раньше, я тогда был врачом и меня спрашивали как такового. Мне сказали: «Мы его кропили святой водой, он исповедовался, мы служили молебны, мы совершали помазание над ним, мы его причащали – и исцеления не случилось. Он все равно продолжает болеть… Что делать?» Я тогда ответил: «Просто послать его в больницу, чтобы он получил электротерапию». Я помню, с каким возмущением мне было отвечено тогда: «Ты что – неверующий?! Что, ты думаешь, что силой молитвы нельзя сделать то, что может сделать электрический шок?! А что, если это дьявол в нем действует?!» Тогда я ответил чистосердечно и вызывающе. Я сказал: «Знаете что, если это в нем дьявол действует, то электрический шок дьяволу никакого вреда не принесет, а человека может спасти…» Это было встречено с большим негодованием, но больного все-таки пришлось отдать в больницу. В этой больнице я тогда работал и поэтому видел его каждый Божий день. Пролежал он в больнице около года. Он кощунствовал, он бился, он был совершенно невменяем. Нельзя было войти с ним ни в какой контакт, никому… А потом вдруг он пришел в себя.

Когда он вышел из больницы исцеленным, благодаря медицинской помощи, оказалось, что случилось с ним то, о чем говорил Иоанн Кронштадтский. Еще неопытный, хотя очень одаренный, еще не вполне созревший иконописец вышел из больницы зрелым иконописцем, которым он не был раньше».

В большинстве случаев психических расстройств уместен и духовный «диагноз». Границы здесь очень прозрачные.

И еще. Мне не раз приходилось видеть душевнобольных людей с большим стажем заболевания, у которых по мере воцерковления по милости Божией проходили различные трудноизлечимые и неизлечимые проявления заболеваний. Молитва, св. Таинства в корне изменяли их психическое состояние. Исчезали упорные бредовые идеи, галлюцинации. В глазах появлялась осмысленность, значительно улучшалось самочувствие. Вместо «маски сумасшедшего» на лице отображалась печать духовности.

Профессор Д. Е. Мелехов в своем труде «Психиатрия и проблемы духовной жизни» писал: «Под влиянием греха живая человеческая душа, не потерявшая совесть, испытывает чувство вины, печаль, мучение и потребность освободиться от греха. Верующий человек идет за помощью в церковь, обращается к духовно-опытному человеку. Он испытывает духовную боль и страдание, а иногда несет и физические последствия греха.

Перед духовником, а также и перед психиатром, если он верующий человек, стоит первая задача – поставить «духовный диагноз», т. е. необходимо определить, что в этих страданиях человека имеет непосредственную духовную причину и подлежит лечению духовному. Одновременно надо установить, что в его переживаниях оказывается проявлением душевной болезни, имеющей причину в нарушениях мозговой деятельности или всего организма, а потому требует врачебной компетенции…

Или, наконец, у пришедшего имеются такие психофизические нарушения, которые являются опосредованным следствием личных или семейных грехов и тогда нуждаются в духовных и психиатрических методах лечения одновременно. В таких случаях духовное выздоровление может привести к психиатрическому и физическому выздоровлению».

Укажу на еще одно очень важное духовное наблюдение: «Враг пал гордостью. Гордость – начало греха; в ней заключены все виды зла: тщеславие, славолюбие, властолюбие, холодность, жестокость, безразличие к страданиям ближнего; мечтательность ума, усиленное действие воображения, демоническое выражение глаз, демонический характер всего облика; мрачность, тоска, отчаяние, ненависть; зависть, приниженность, у многих срыв в плотскую похоть; томительное внутреннее беспокойство, непослушание, боязнь смерти или наоборот – искание покончить жизнь и, наконец, что нередко, – полное сумасшествие. Вот признаки демонической духовности. Но, доколе они не проявятся ярко, для многих остаются незамеченными» (архимандрит Софроний (Сахаров). Из книги «Старец Силуан Афонский»).

Безусловно, многое предстоит еще осмыслить, во многом разобраться для того, чтобы лучше помогать (духовно и телесно) психически больным.

Еще несколько слов о психиатрах. Труд этот нелегок. Государство предоставляет этой категории медицинских работников ряд социальных льгот (оплата за вредность, дополнительные дни к отпуску). С горечью пишу о том, что о духовности в психиатрии (как и повсюду в современной медицине) почти ничего не говорится. Духовных требований к врачам-психиатрам также нет. Отсюда и результат. Причем, отрицательно он сказывается и на лечащихся, и на лечащих. К примеру, по опубликованным данным, среди психиатров в несколько раз чаще, чем среди врачей иных специальностей, встречаются депрессивные состояния. Приходится констатировать и очень печальные факты: случаи суицидального поведения и завершенные суицидальные попытки среди психиатров, к сожалению, не единичны. Выход из этой ситуации один-единственный для всех и каждого – обращение ко Христу, воцерковление, устроение своей жизни по заповедям Божиим.

Источник